У вас техническая проблема или другой вопрос?

Если проблема техническая - мы переведем вас на соответствующую страницу, а по всем остальным вопросам соединим с секретарем проекта.

Финансовое сотрудничество

На данный момент мы готовы предложить вам два варианта:


1. Единый клуб попечителей образования. Если преданные из вашего города делают пожертвование в данный клуб, то 50% пожертвования автоматически перечисляется в кассу региона (а 50% на другие образовательные нужды), где лидеры общин и региональный секретарь могут использовать их на развитие духовных программ. Все, что вам требуется - это дать преданным ссылку: https://help.bhaktilata.ru . Остальное сделаем мы. Финансы будут перечислены на счет юр. лица, которое нам назовет региональный секретарь.


2. Инвестиции в печать книг. Вы можете инвестировать в печать книг, а мы будем возвращать вам ваши инвестиции с процентами по мере реализации этих книг. Инвестиции могут начинаться от 150 тыс. рублей. По этому вопросу свяжитесь с координатором отдела образования.

По каким материалам вы хотите преподавать?

Вы хотите преподавать курсы по нашим материалам или по своим, а от нас вам требуется только официальная авторизация?

Сотрудничество

Для крупных и активных общин мы предлагаем программу консультирования и помощи лидерам в совместном развитии сферы образования.


Мы говорим не только о курсах, но и вообще об организации всей общины, включая наставничество, воскресные программы, группы духовного общения и другие мероприятия, направленные на углубление духовного опыта преданных.


Представители нашего проекта и отдела образования, могут приходить к вам на лидерские встречи для обсуждения различных вопросов, помочь разработать стратегию развития образования в городе или регионе, приехать в ваш город/регион для наблюдения за процессами и предложений по дальнейшему развитию.


Если вас это интересует, то:

1. Прежде всего советуем вам ознакомиться с книгой "Реставрация культуры образования", чтобы почувствовать, на сколько вам подходит видение отдела образования.

2. После знакомства с ней напишите руководителю отдела в Телеграм.

Бхакти-лата
Всегда помнить о Кришне и никогда не забывать о Нем
ОТ ОТДЕЛА ВАЙШНАВСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЦОСКР
Часть 6.

Важная предыстория: Нитай Рам прабху некогда присоединился к храму в Ванкувере, и семь лет прожил там в качестве единственного брахмачари. Если я через год такой жизни в храме стал мучаться от одиночества, не представляю, сколько для него это доставило беспокойств. Он никогда особо не рассказывал о тех временах, только сказал как-то, что несколько раз порывался куда-нибудь уехать, но его дикша-гуру и со-Джи-Би-Си по Канаде, Гопал Кришна Госвами, всегда говорил оставаться в Ванкувере. Один раз он даже несмотря на эти наставления сбежал с проезжавшей мимо группой путешествующей санкиртаны, но Махарадж очень строгим письмом, что «нечего прохлаждаться», вернул его в храм.

Дальше я немного упрощу детали истории. Спустя семь лет его таки отпустили, но только чтобы он поехал в небольшой город без преданных и создал там общину. Так, вместе с еще одним брахмачари из другого места, Каруна Синдху прабху, они переехали в Халифакс, город с населением в четыреста тысяч человек в полутора тысячах от ближайшего храма в Монреале. Там они вдвоем проповедовали еще около пяти лет, за которые им получилось организовать с нуля небольшую общину преданных и в последний год присоединить к ашраму трех новых брахмачари – Йогендру прабху, Дхруву прабху и Джефа (сейчас он Брихад Мриданга прабху, но я его все еще помню Джефом). Так появился единственный канадский ашрам из пяти брахмачари. После Индии к ним я и присоединился. А заодно со мной еще трое совсем новоиспеченных брахмачари из других городов.

После Индии мы вернулись в Монреаль. И Нитай Рама прабху затеял большие изменения в жизни ашрама – он хотел покинуть Халифакс, купить автобус и всем вместе путешествовать на нем, распространяя книги. Грихастхи пожертвовали нам денег на него, а Анубхава прабху, президент храма, лично помогал переоборудовать. Часть сидений мы вынесли, сзади сделали двойной пол, под которым хранились бы все книги и вещи по быту, а сверху было бы место для сна. Так он стал жилым, по крайней мере до заморозков. Вот, кстати, небольшое видео с того времени и пара слов от Анубхавы прабху о сознании Кришны (на англ.):

Меня на видео, кстати, нет, потому что я считал работу над автобусом ниже своего достоинства — мне надо было книги распространять. Поначалу сложно понять, как другие виды служения связаны с миссией, мыслишь очень ограничено.
Изначально планировалось, что мы будем просто выезжать из монреальского храма на несколько дней, чтобы распространять книги, и возвращаться назад, чередуя жизнь в храме с санкиртаной. И вот автобус был готов, и мы решили сделать первую вылазку. На видео – наш первый отъезд от храма (не в полном составе):
Парень в красной майке на видео — всего сутки назад я встретил его на санкиртане и уговорил пару дней пожить с нами. Он пришел в храм, посмотрел, как мы живем и хотел все-таки уйти, но когда собрал вещи и дошел до дверей, вдруг полил такой непроглядный ливень с градом, что он остановился и сказал: «Видимо, Господь против».

Первым городом, куда мы поехали, был Гуэлф, с населением в сто с лишним тысяч человек. Мы приехали туда уже под вечер. И в Канаде есть определенные правила парковки, по которым мы не могли на ночь просто остановиться на дороге в городе и ночевать там – нужно было парковаться на специальных площадках за городом. На одну такую мы и приехали. Был июль, и стояла жуткая жара – мы умудрились поехать в самые жаркие три дня того года. Даже ночью температура воздуха понижалась лишь до тридцати двух градусов, и было очень душно. Мы расстелили свои спальники и легли спать с открытыми окнами. И тут началось… Я не знаю, что за место там было, но через несколько минут после выключения света налетели просто полчища комаров. Можно было взмахнуть рукой и почувствовать их рой в воздухе. В такой духоте и с комарами мы не спали всю ночь – наверное, набрали по часу-два очень плохого сна, потому что кто-то в итоге при такой температуре с головой залез в спальник и закрыл дыру шерстяным чадаром, пытаясь спать там как в бане и дышать через ткань. Кто-то так мучался, кто-то пошел спать совсем в траве на улице на растерзании у комаров, зато с ветром. В четыре часа мы, скорее, не проснулись, а встали и провели утреннюю программу. Вот видео с джапы тем утром:
И после этого мы вышли на санкиртану в центр города, где половина преданных вели харинаму, а половина – распространяли книги.
Слева направо: Каруна Синдху, Джеф, Нитай Рама и Йогендра
И к вечеру, после целого дня под палящим солнцем на жаре, когда я думал, что Нитай Рам прабху придумал, куда нам поехать в другое место, он обрадовал нас, что… купил баллончик от комаров! По какой-то необъяснимой мне причине он верил, что баллончик нас там спасет. Я отговаривал их как мог, чтобы мы придумали хоть что-нибудь другое, но наши старшие были непреступны как Никулин с Моргуновым в операции Ы:
Как вы понимаете, я — посередине
В итоге нас ждала еще одна абсолютно такая же ночь в этом аду из комаров, духоты и пекла, с чужими потными от прошедшего дня пятками под носом. На второй день без сна Нитай Рама прабху думал о том, чтобы купить какие-нибудь сетки от комаров и попробовать их налепить каким-то образом, а я окончательно решил, что ни за что не вернусь туда на третью ночь. Поэтому, когда мы вышли на санкиртану, то все время, пока я распространял книги, пытался выстроить с кем-нибудь из тех, кто брал книги, отношения. В итоге, один парень был явно заинтересован, и я зазвал его к нам на обед, где предложил ему – «А давай мы у тебя сегодня вечером проведем программу?». Он, позвонил жене, сказал, что встретил монахов, и предложил с ними провести вместе вечер. Она удивилась, но не была против, поэтому я, вернувшись на санкиртану после обеда, начал всех, кому было интересно, зазывать к ним домой на программу, начинавшуюся через пару часов. В итоге собралось человек пять гостей, и мы провели там небольшую нама-хатту – спели киртан, рассказали немного о философии, приготовили халаву и накормили всех ею. К тому времени, как все закончилось, было уже десять вечера, и я слезно, чтобы не ехать к кровопийцам, упросил Нитай Рама прабху на следующий шаг – мы спросили хозяев дома, можно ли нам переночевать у них. Они разрешили, и мы остались. Наконец-то можно было спокойно поспать! Правда, утром, когда мы встали, нас ждал другой сюрприз. Мы должны были уезжать рано утром, т.к. нас к обеду ждали для программы в другом городе. А они, оказывается, легли спать не в спальне наверху, а между нашей комнатой и выходом из дома, в такой, полупроходной комнате, поэтому нам всем пришлось проходить мимо них, пока они спали абсолютно голышом и в обнимку… С тех пор мы у семейных людей на всякий случай не останавливались.

Мы провели программу и вернулись в Монреаль, чтобы набрать книг и поехать в другой город с изначальной программой – только распространять книги. Но вдруг так случилось, что автобус сломался, и его нужно было чинить несколько дней. И мы с Джефом предложили, что на той программе в Гуэлфе мы познакомились с другими ребятами, холостыми, и можно поехать снова туда на легковой машине и напроситься переночевать у кого-то из них. Так что мы под завязку снарядили легковую машину и поехали вчетвером, еще не зная даже, примет ли нас кто-то там или нет:
В дороге мы дозвонились до одного из них, разнорабочего по имени Дерек, и он не был против нас приютить. Когда мы приехали, оказалось, что у него дома живет несколько собак, так что все было в шерсти и пр. И, как подобает холостяку, у него повсюду был большой беспорядок, а в раковине лежали тарелки с недоеденными кусками мяса. Мы за вечер все это отмыли, как могли одухотворили атмосферу, провели с ним программу, а на следующий день вышли на санкиртану. Там нашей задачей было найти нам новое подходящее жилье, и мы встретили семейную пару пожилых индусов из бенгалии, знавших ИСККОН и следовавших какой-никакой, но адекватной культуре поведения. Они согласились приютить нас на пару дней у себя в оборудованном подвале. Мы продолжили выходить на санкиртану, параллельно с этим проводя по вечерам в парке с заинтересованными парнями время, а также собирали телефоны всех интересующихся, чтобы, когда найдем место для проведения программы, пригласить их. Очень сложно это описать, но насыщенность внутренних впечатлений была такой неимоверной, что, когда через четыре дня к нам на автобусе приехала оставшаяся часть ашрама, у нас было ощущение, что прошло не четыре дня, а как минимум месяц, и мы вообще будто с фронта вернулись.

Большого помещения мы, правда, так и не нашли подходящего, поэтому организовали нашу первую выездную воскресную программу тоже прямо в парке:
А это было продолжение с несколькими особо заинтересовавшимися уже в автобусе (на видео только три брахмачари, остальные – гости; первый парень на видео, с мешочком на шее, а в конце играющий на мриданге – тоже гость, который за те четыре дня начал каждый день повторять несколько кругов мантры).
Атмосфера, как можно увидеть из видео, была немного… шальная, но неимоверно экстатичная. Потому что в Канаде до этого собрать на программу за неделю много молодых канадцев – такого опыта просто не было уже много лет ни в одном городе. Пара новых человек приходили в храм, да, но в остальном – ничего подобного. И такого вкуса тоже не было, даже во время декабрьского марафона. Чувствовалось, что в воздухе есть некая энергия настроения проповеди со времен, когда Шрила Прабхупада был на этой планете. Иногда кажется, что то были какие-то далекие, ушедшие безвозвратно времена, но тот опыт меня лично убедил, что эту энергию можно проявить и сейчас. Если ее нет, то только потому, что мы сами не пытаемся ее проявить. Поэтому после той недели наша программа полностью изменилась в своей идее, мы уже просто не могли только распространять книги, но старались именно ехать в те города, где вообще не было преданных, а распространяя книги, сближаться с людьми, культивируя зачатки общины. Так, из-за страха комаров, началась в то время единственная на западе программа такого рода, а я следующие три года прожил в автобусе. Были и другие группы брахмачари в автобусах, но они чаще останавливались при храмах, и даже в новых городах действовали только в рамках проведения харинам и распространения книг, без тесного контакта с людьми.

Вскоре один грихастха пожертвовал нам домик в глуши, и наш ашрам разделился на две части – половина брахмачари жили в доме, занимаясь садханой и сельским хозяйством. А четверо брахмачари жили и путешествовали в автобусе.
О жизни в доме я ничего не знаю, так как там не бывал почти. С Джефом у нас было негласное состязание – мы никогда не покидали автобус, а другие двое участников команды менялись. Для нас с ним уйти из автобуса и взять отгул на денек считалось «проигрышем». Ну и раз уж заговорил о нашем соревновании, то оно было не только в этом. Еще мы начали соревноваться с ним в аскетичности – у кого будет с собой меньше вещей. Я помню, как он отказался от подушки, и ему можно было ее с собой не возить – тогда и мне пришлось. Затем я подумал, что можно обойтись одной гамчей, в стиле Вишнуджаны Свами – мыться в ней, а вытираться дхоти, которое потом на себя и надевать. Спальный мешок был слишком большой – надо было взять поменьше, хоть он и был менее теплым. В общем, у нас с собой из личных вещей в итоге остались только тонкий спальный мешок, один комплект запасной одежды, зубные щетка и паста, кассета для бритья, мешочек с джапой, подштанники и кофта. На все время, когда не было снега. Звучит здорово, только на самом деле было глупо, потому что мы подсознательно думали, что в аскетичности самой по себе есть что-то духовное, на самом деле совершая иногда аскезы, оставившие долговременные последствия на здоровье и мешавшие наоборот настоящей духовной аскезе – распространению сознания Кришны. Например, еще мы с ним соревновались в уменьшении часов сна, из-за чего порой были не очень бодрыми, что сказывалось и на проповеди. А он еще и был водителем нашего автобуса, который от недосыпа норовил порой прикорнуть за рулем, так что мне в дороге приходилось его чем-то завлекать. В общем, мы иногда думаем, что культивация качеств характера сама по себе и есть бхакти, вдохновляемся какими-то материальными чертами гуны благости, хотя без должного умонастроения это все обычная мирская деятельность. Ключевое здесь – без должного умонастроения, коим является – делать все то, что нужно для служения миссии Шрилы Прабхупады, и не отвлекаться ни на что другое.
Обычно мы старались ночевать в автобусе, потому что там была более подходящая для духовной жизни обстановка, но у этого были и свои сложности. Наше утро начиналось как обычно – в четыре часа. А вот то, каким оно было по комфорту, зависело от времени года. Обычно мы останавливались где-то неподалеку от водоема – реки, озера или океана, чтобы принять омовение утром. Иногда это было что-то очень приятное, когда ты просыпаешься и принимаешь омовение на восходе солнца в теплой воде озера рядом с водопадом. Такое, почти что райское утро. Водопада на видео нет, но примерно так это все выглядело:
Иногда — что-то более необычное вроде купания в центральном парке города, пока никто не видит. А иногда это была пытка. Когда ты за ночь продрог до нитки, потому что в автобусе достаточно холодно спать (пар изо рта идет), и вот замерзшему утром надо в полной темноте и температуре немногим выше нуля, подсвечивая дорогу фонариком, в гамче бежать километр по лесной тропе, чтобы добежать до ледяной воды, запрыгнуть в нее, выскочить, вытереться и бежать еще километр назад, чтобы в автобусе уже одеться, закутаться во все, что только есть и повторять джапу с молитвой, чтобы Солнце поскорее взошло, потому что очень холодно. С учетом моей инвалидности, и того, что она реагирует на малейший холод, я никак, кроме как чудом не могу назвать то, что тело выдерживало такую программу — сразу после завершения именно той программы оно перестало. Правда, и тогда меня пару раз на скорой хотели госпитализировать, но всегда обходилось.

После джапы у нас было два часа индивидуального чтения книг Шрилы Прабхупады. А после этого мы проводили утреннюю программу из арати и обсуждения Шримад Бхагаватам, параллельно готовя прасад. Вот примерно так это выглядело (видео снято у океана на территории резиденции губернатора острова):
Обычно мы сразу готовили завтрак и обед. Это всегда было кичри, приготовленное в скороварке с максимально простым для приготовления набором овощей, потому что в автобусе же нет своего водопровода и пр. – весь быт занимает много времени, а потому мы его минимизировали как могли. Так что прасад в течение дня эти годы у нас почти всегда был одинаковым и очень простым. И после завтрака мы выходили на санкиртану на пять-шесть часов. Погода значения не имела. Если это был дождь – мы распространяли книги от двери к двери, а если нет – на центральных улицах города.

Пока мы распространяли книги, у всех, кто был хотя бы маломальски заинтересован, мы брали номер телефона, при этом у мужчин спрашивая: «Предпочитаете к нам прийти на программу, или если мы к Вам придем?». Почти всегда в первый же день приезда в город находился какой-нибудь парень или мужчина, который говорил: «Ну можно и ко мне». Тогда мы брали его адрес и обзванивали всех, чьи телефоны собрали, приглашая их к нему на программу в тот же день. Вечером мы проводили программу, после чего, если обстановка была подходящей для брахмачари, говорили: «Уже поздно, давай мы у тебя переночуем? А завтра ты сможешь с нами в утреннем Богослужении вместе поучаствовать». И вы знаете, нам ни разу не отказали (правда, в Канаде с этим попроще, пожалуй, чем в России). И после этого обычно этот дом становился центром, где мы ежедневно проводили все дальнейшие свои программы, приглашая туда гостей с санкиртаны. А если нет – искали другой подходящий дом. А параллельно обходили город в поисках йога-студии или другого места с большим помещением, где бы нам бесплатно давали помещение для проведения воскресных программ, куда обычно собиралось от двадцати до сорока человек.
После недели в одном городе мы ехали в другой, а спустя какое-то время возвращались в тот город, где уже были, и помимо проповеди новым людям, продолжали культивировать тех, кто привлекся практикой с нашего прошлого приезда. Стараясь каждый день проводить вместе с кем-то, то есть как бы делая небольшую программу, даже ради одного человека. Праздники мы тоже проводили вместе с этими людьми. Вот, например, Говардхана-пуджа, где те, кто повторял ежедневно хотя бы пару кругов в день, помогли нам готовить Говардхан, а затем был небольшой праздник:
А вот приезд Бхактимарга Свами на инициацию одной из практикующих, которую мы встретили на санкиртане. На программе еще индийская местная община и гости:
Все три года в автобусе, если честно, сейчас слились для меня просто в одно какое-то ощущение нектара, поэтому мне очень сложно вспомнить вообще, что там происходило в деталях – я путаю друг с другом города и последовательность событий. Помню только, что было много аскез, людей, оскверняющего влияния, проповеди и главное – ощущения глубокого внутреннего счастья. Я недавно списывался с разными участниками той программы, жизнь каждого из которых сложилась совсем по-разному потом, но все с большой чистой тоской вспоминают те годы, обычно добавляя, что то были лучшие времена.

За время тех путешествий мы успели побывать в совершенно разных местах. От самых скверных мест, где люди жили совершенно животным образом, и где, стуча в дверь, ты не представлял, что за форма жизни откроет тебе ее. Да – редко, но иногда можно было явственно увидеть, какой форме жизни соответствовал открывший тебе дверь человек – независимо от своего внешнего тела, был он в своем сознании на уровне поросенка, паука, лисы или какого-то хищника. Это сложно описать, но и быт, и мимика, и стиль поведения человека очень напоминали определенную форму жизни. Были мы и в бедных (для Канады) лачугах, где нам наскребали по всей квартире центы на книгу, и в дорогих особняках с гаражом на десяток спортивных машин. Правда, в последние нас, конечно, впускали очень редко. В некоторых небольших городах мы просто успели обойти дома и квартиры всех жителей города, так что успели соприкоснуться со всеми вплоть до мэра этого небольшого городка. Аналогично было и в центре города – там попадались совершенно разные люди. Где-то я распространил Бхагавад-гиту, как мне потом сказали, одной из известных актрис канадских фильмов. Уж не знаю, кто еще попадался – тут пойди на улице разбери.

Где-то мы проповедовали небольшим сложившимся сообществам. Например, в одном месте мы вышли на клуб имперсоналистов. Это киртан в одном из их бунгало:
Даже через короткое видео передается нектарная атмосфера. И это было интересно — киртаны с такими людьми были обычно намного живее киртанов с преданными. Нас с Джефом это даже вводило в немного оскорбительное отношение к преданным — нам казалось, что эти люди более искренни, чем преданные. Хотя здесь, конечно, нельзя подпадать под сантименты — преданные посвящают всю свою жизнь или как минимум ее часть служению Господу. Другое дело, что порой у нас из жизни уходит «жизнь», под воздействием правил (от которых я не призываю отказываться, им нужно всем следовать) возникает механичность, которая приводит к потере вкуса, и который нужно пробуждать осознанностью в духовной практике.

В другом месте мы часто общались и проповедовали протестующим, устроившими многомесячный пикет с проживанием перед мэрией. [Примечание: там в тот конкретный момент мы могли себе это позволить, не портя при этом отношений с государством – так как в социуме было другое настроение; в странах СНГ я бы сейчас так не рекомендовал делать, т.к. нас сочтут политической силой, коей мы не являемся и не хотим выглядеть.]
У меня не осталось видео, но это были достаточно необычные ощущения – сидеть ночью у газовой горелки в большом тенте напротив мэрии и петь киртан с десятком молодых парней революционного духа, пытаясь перестроить их на духовное мировоззрение. А на следующий день попасть в приемную мэра этого города и отдать ему в руки Бхагавад-гиту.
Где-то мы оказывались посреди студенческой тусовки. Помню, как нас позвали в один из домов. Это был район из десятка больших (в три этажа) частных домов, в каждом из которых как в коммуналке жило вместе человек по десять-двадцать студентов. Мы начали там готовить прасад и рассказывать о философии пригласившим нас студентам, пока мимо проходили другие студенты с горящими косяками марихуаны в руке, и останавливающиеся ненадолго послушать. Мне было нормально, т.к. я до этого никогда не увлекался этим, а вот некоторым из брахмачари было тяжело, т.к. у них ранее была сильная привязанность к этому, которая тут же просыпалась, и нужно было их потом пару дней откачивать. Позже, во время нашего киртана, параллельно в другом доме шла классическая студенческая вечеринка со всеми соответствующими ей атрибутами Кали-юги. И часть еще остававшихся адекватными студентов мы пением сманили с той вечеринки к себе на киртан:
Везде видео только с киртанами, т.к. мы их записывали — лекции и прасад выглядели менее эффектно. А так у нас всегда была полная программа часа на три-четыре.

В таких местах было очень сложно удерживать стандарты чистоты и надлежащего сознания. Тут очень приходилось держаться друг друга и утренней садханы, потому что атмосфера вокруг была очень неблагоприятной, а люди совершенно не понимали еще нашей культуры. Например, я помню, как мы готовили прасад в одном месте перед программой человек на сорок. Нас пригласил туда парень, который был, в каком-то смысле центром этой группы людей. Он был немного религиозно обусловлен другими вещами, но доверил свою аудиторию нам. Мы отвлеклись на что-то в подготовке помещения, а он, проходя мимо и увидев непредложенный еще суп, взял ложку, и мы даже не успели его остановить, как он несколько раз отхлебнул из кастрюли, каждый раз макая в кастрюлю ложку, которая до этого у него побывала во рту. И после этого протягивая ложку мне со словами: «Тебе не кажется, что соли маловато?». …

Позже, кстати, в этой группе мы вели один из киртанов, воспевая имена Бога на Иврите. Жаль видео не осталось. Но выглядело примерно так, только, конечно, попроще:
Интересно, кстати, откуда этот раввин на видео взял такую идею. Мы пытались сделать примерно то же — дать им практику воспевания имен Бога. Но имена на санскрите им были немного чужды, поэтому иногда мы делали это в рамках приемлемой для них культуры, потому что совместное воспевание авторитетных имен Бога — это универсальное средство одухотворения людей. При этом, конечно, Харе Кришна мантра имеет большую силу, но Шрила Прабхупада был рад и когда люди воспевали имена Бога так, как могли.

В другом месте одна пожилая матаджи индусского происхождения, чуть-чуть знающая о нашем порядке жизни, организовала для нас Джанмаштами. Она собрала всю индусскую диаспору, в которой была основным инициатором мероприятий, очень старалась, прямо из кожи вон лезла несколько дней, чтобы все организовать. Мы приехали, провели всю программу, все было хорошо. Но во время прасада, бывшего завершающей частью, она поставила перед нами большие тарелки с сабжи из жареных грибов. Все семьдесят человек сидят в одном кругу, мы на почетных местах, и все из уважения ждут, когда мы первыми начнем вкушать прасад. Здесь надо отметить еще, что по крайней мере там для индусов в культуре это очень большое эмоциональное расстройство, когда ты не ешь то, что тебе предлагают. Не в том смысле, что они тебя винят, но сами очень переживают. В общем, разные дилеммы были о том, как поступить, не навредив ни проповеди, ни своему сознанию.

Когда мы собирали контакты на санкиртане, и находился кто-то, кто соглашался нас приютить, у нас иногда не было времени на то, чтобы проверить его квартиру перед тем, как пригласить туда людей – нужно было действовать оперативно, чтобы программа состоялась. А иногда в городе мы были всего день, то есть если отменить программу – то ее вообще не произойдет в этом городе, и люди не получат блага. Поэтому обычно мы оказывались в хороших местах, но иногда попадались и очень своеобразные…
Иногда квартира оказывалась очень неубранной. Помню одну, с матерными словами, которыми были исписаны стены, бычками сигарет и пустыми пивными банками по всему полу. И со всей прочей соответствующей обстановкой. У нас был час для того, чтобы убрать ее перед тем, как к нам придут гости, чтобы нас не отождествляли с этим. Вот, кстати, киртан оттуда:
Пришла только молодежь, так что такая обстановка оказалась не страшной, но мы же звали и взрослых семейных людей с детьми, и пожилые пары, и богатых людей, с разной культурой у всех, и тут было важно для их дальнейшей жизни в этом и новых телах, чтобы у них о представителях Кришны осталось правильное впечатление.

В другую квартиру мы как-то зашли, и там все стены были увешаны постерами крайне непристойного содержания, которые нужно было снимать самим, потому что гости бы пришли уже через пятнадцать минут, а хозяин квартиры дал нам ключи, сказав, что он не успевает с работы. Одна квартира, мы специально зашли проверить, что все в порядке. Была очень чистая, все соответствовало представлениям и культуре среднего класса о чистом и приятном помещении. Мы не заметили никакого подвоха, и только позже выяснилось, что она была местом оптовой продажи травки. Мы вместе стояли с хозяином квартиры, он отвлекся на пришедшего гостя и продал ему примерно тридцатилитровый пакет марихуаны. Хорошо хоть, что это был не полицейский под прикрытием — уголовный срок получить случайно (для него это выглядело, что я вместе с хозяином квартиры был) не очень то хотелось.

Я это все решил описать, чтобы описать атмосферу происходящих событий. Сейчас это выглядит забавно, но при этом, конечно, это не было смешно или приятно в тот момент. К счастью, таких ярких инцидентов было не так много, обычно все было более спокойно, но все те же элементы загрязняющей атмосферы оставались. И тогда это доставляло множество беспокойств, потому что требовало еще большего акцента на служении Кришне, без которого сознание начинало уплывать. Поэтому правилом было, что независимо от времени отбоя подъем всегда был в четыре часа утра, всегда была одинаковая утренняя программа и всегда была санкиртана. Это позволяло держать себя в тонусе. Если кто-то начинал немного подпадать под нежелательное влияние низших гун, то, во-первых, тут же получал обратную связь от других членов команды, а во-вторых, у него просто уходили силы следовать этой программе – не мог встать утром, выйти на улицу и пр. Так мы и держались. Но ключевым, конечно, было общение друг с другом. Спустя три года программы так случилось, что Джеф должен был посетить родственников, и все другие брахмачари предпочли остаться в храме, так что я, несколько гордый своим желанием проповедовать, в то время как остальные «тухнут», решил поехать один. Меня хватило на два дня, после чего иллюзия нашла лазейку, и в итоге я вернулся в храм в не самом лучшем своем состоянии сознания, а позже это даже привело к закрытию нашей программы. Но об этом потом, а до тех пор все было в надлежащем русле.

Еще стоит рассказать о моем лучшем времени чтения книг Шрилы Прабхупады. Поездка между городами занимала обычно шесть-восемь часов. И вот, пробыв в городе неделю, в аскезах ради Кришны, активной проповеди и читая книги Шрилы Прабхупады по два часа в день, мы выезжали на автобусе на новое место. Джеф, как я писал выше, имел тенденцию засыпать, поэтому моим служением было поддерживать его. И мы читали вместе Шримад Бхагаватам все эти часы. С равным преданным, с которым вместе проходили через все это, в виде обсуждений и вопросов-ответов друг другу. И вот благодаря всем эти факторам в совокупности Шримад Бхагаватам раскрывался поразительно глубоко.

Теперь, несколько запомнившихся мне историй. Их гораздо больше было, но они позабывались уже все. Я потому и решил изначально записать статьи, что с каждым годом многие нюансы теряются из памяти.

На санкиртане мы встретили парня, который на тот момент повторял шестнадцать кругов, и ни разу не видел преданных. Просто нашел где-то книги Шрилы Прабхупады, начал их читать, в конце увидел, что надо повторять мантру и начал повторять. Уже два года так читал мантру, даже не задумываясь, что есть еще преданные.

Еще мы встретили парня, который где-то прочитал про важность экадаши. И то, что в этот день надо поститься и всю ночь танцевать для Бога. И он начал поститься и танцевать. Он не знал, как танцевать, поэтому ходил на танцпол в ночные клубы. Затем решил, что там слишком неподходящая атмосфера, и начал уезжать в горы и просто танцевать под звездами всю ночь один. У него все хорошо было с психикой, вот как-то так на него подействовало просто. Потом он узнал, что есть преданные, и они тоже соблюдают дорогой ему экадаши! Поэтому на экадаши специально поехал в другой город в храм, где его встретили экадашным пиром. И ночью тоже все спали. После чего с преданными он до встречи с нами не общался — мы ему казались изуверами практики экадаши. Но в итоге он стал потом брахмачари на какое-то время, около года :)

В одном из городов мы останавливались пару раз у христианского священника. Было очень интересно наблюдать за тем, как меняется его мировоззрение, причем делает это в рамках имевшейся культуры и профессии.

В одном из городов, Кингстоне, мы повстречали семейную пару буддистов. Но именно не таких буддистов, которые только считают себя таковыми, а достаточно серьезных практикантов, отлично разбирающихся в писаниях, медитирующих пару часов в день и предлагающих статуе Будды еду. У них же мы провели самую первую программу в том городе. Буквально за полтора часа распространения книг мы нашли десять гостей и дом для проведения этой программы. Вот она:

После встречи, когда гости ушли, мы остались еще на какое-то время, и разговор ушел в философские дебаты, атмосфера испортилась, я бы даже сказал накалилась. Мы уехали, и когда возвращались в тот город еще через месяц, Джеф прочитал у Шрилы Прабхупады, что ношение гирлянды от Божеств помогает от имперсонализма. Так что мы захватили им по гирлянде от Шри Шри Радхи Манохары. Подарили и уехали, даже не проповедовали в тот раз почти, просто гостевой визит. Возвращаемся через месяц, а они уже несколько книг Шрилы Прабхупады прочли, и матаджи восемь кругов мантры повторяет. Снова уехали – через месяц я купил в магазинчике при храме пластиковых Божеств Гаура-Нитай (не куклы, а Божества именно). И мы привезли их им. Говорим – Вы теперь сначала Божествам пищу предлагайте, а затем Будде. Они нам достаточно крупное пожертвование наоборот сделали, на поддержание монашеской жизни. Вернулись еще через месяц – в этой семейной паре муж начал практиковать, а супруга уже прочла все книги Шрилы Прабхупады, помимо Шримад Бхагаватам и Чайтанья Чаритамриты (на английском там много мелких книг еще, скомпонованных из его лекций) и повторяет шестнадцать кругов. В общем, было интересно, как гирлянды и Божества меняли их сердца… :)

Еще один случай мне запомнился о том, как Кришна может соединить человека с преданными, если захочет. Мы приехали в новый город, тысяч шестьдесят населения, на один день всего проездом, никогда в том регионе больше не были. И шел проливной ливень. Я уставший был, и очень не хотел идти на санкиртану, что было для меня большой редкостью. Особенно в такую погоду, когда все книги тут же промокнут. Джефф меня тогда вытолкал, применив запретный аргумент, что он формальный лидер нашей программы (я отвечал за проповедь и поддержание общин, а он – за ашрам), за что я на него потом еще много дней ходил с осадком внутри. Не помню, почему мы не пошли от двери к двери, а вышли в центр города. Но так или иначе – там было пусто. Только здания, машины, дождь и мы, мокрые. Пару часов мы так распространяли – дождь то затихал, то усиливался. Когда дождь уменьшался – на тротуаре иногда появлялись один-два прохожих. И вот в какой-то момент мимо прошли две девушки, я их остановил, они послушали меня и сказали фразу: «У нас денег нет, мы потом вернемся». Это была стандартная фраза, когда тебе не хотели напрямую говорить: «Нам не интересно», поэтому я не ждал их возвращения. В какой-то момент ушел распространять в другое место. И вот еще пару часов спустя мы должны были уезжать. Я оставил книги в автобусе и пошел в туалет в местный торговый центр. Когда выходил – ехал вверх по эскалатору, а эти две девушки – вниз, я был в наушниках и отвернулся, чтобы не смотреть в их сторону. Вышел из ТЦ и пошел свойственным мне быстрым шагом с киртаном в плеере. Через несколько сотен метров меня догоняет эта девушка, которая на каблуках по дождю бежала, хватает меня за курту и кричит: «Стой, ты куда». В общем, у нее были с собой деньги, она хотела Бхагавад-гиту. Но у меня уже не было с собой книг, а автобус был далеко. Она была тоже не из этого города, просто на день приехала из мелкой деревни где-то в тайге. В общем мы условились, что, когда будем проезжать – я оставлю книгу на улице в конкретном месте, что мы и сделали. Потом получили от нее письмо на e-mail, что спасибо за книгу, буду читать. Прошло полгода, и Бхактимарга Свами хотел пройтись по той части Канады, так что я нашел тот e-mail и написал ей. В общем, она вдохновилась и начала организовывать для Махараджа программы в близлежащих городках и селах, по ходу его прогулки. А после этого решила переехать в Торонто, получить инициацию, пойти в брахмачарини ашрам. Не знаю, где она сейчас, я ее вообще только один раз видел — в тот день, но потом она была активной преданной в местной общине. Мне этот случай запомнился тем, что за тот день я всего пару книг распространил, но никогда не знаешь, кого и где Кришна решит прислать, чтобы соединить с преданными.
Кстати, о Бхактимарга Свами – это была еще одна интересная часть – иногда сопровождать его в таких прогулках. Вот так он порой месяцами шел по дороге в течение дня:
Иногда он шел с нами, иногда один. Иногда по пути мы мишек встречали. Правда, ни разу опасных не было. Но он рассказывал, как один раз ему пришлось убегать от гризли. Тогда его спас только трактор вдали, который заехал в долину между гор и своим эхо отпугнул медведя.

А вечерами он встречался с репортерами из городов, мимо которых проходил. И участвовал на программах, которые мы для него организовывали – мы ехали вперед и заранее собирали людей для подобной программы.

За три года этих странствий в каждом городе сформировались небольшие клубы заинтересованных лиц, читавших от пары до шестнадцати кругов и старавшиеся следовать регулирующим принципам. Правда, когда программа наша закончилась, то преданные, потеряв подпитку, еще не смогли поддерживать то, что существовало. Поэтому со временем почти все перестали практиковать, хотя некоторые остались практикующими.

Вот примерно так прошли те годы практики, похоже, кардинальным образом изменившие мой будущий стиль жизни. Поскольку они дали вкус, который стал для меня благословением и проклятием – я теперь, уже сколько лет прошло, не могу заниматься ничем, что не дает такого или хотя бы близкого к этому вкуса – просто скучно без этого, даже если это что-то духовное. Это обычно и в текущем моем служении является основным стимулом.

Добавление: в комментарии к статье мне написали о сожалении, что присоединились к обществу уже семейными людьми, и что таких приключений уже быть не может. Думаю, что у многих может быть такое чувство. И да — таких не может. У меня таких тоже уже не будет. Но другие у нас всех могут быть — преданное служение вообще и служение в миссии в частности, не ограничены конкретными жизненными обстоятельствами. Вопрос лишь в том, чтобы найти свое место с учетом этих обстоятельств и быть готовым порой расстаться с каким-то комфортом ради участия в миссии. Но проповедовать так или иначе может каждый! Мне этой статьей просто хотелось передать вкус от той проповеди, потому что он может помочь нам вырваться из колеи, если мы живем не совсем так, как нам хотелось бы, а сил изменить ее не хватает.